Официальный сайт - Футбольный клуб «САТУРН»
Раменское
Сайт ФК «Сатурн»    Написать нам
Межсезонье Календарь Сезон ПФЛ Кубок России Сезон ЛФЛ Кубок ЛФЛ
Войти : Регистрация

Представьтесь пожалуйста

Логин:
Пароль:
Если пароль был забыт или утерян, воспользуйтесь формой восстановления пароля.
Перейти
«Жуковские вести»
   11 декабря 2018
Болельщики отметили Матвеенкова
С понедельника к тренировкам после отпуска приступил «Сатурн-2», в котором, как ожидается, пройдут смотрины несколько футболистов из Жуковского. В прошлом сезоне их в молодежной команде было трое. Это защитник Константин Карауш (22 матча, 7 желтых и 1 красная карточка в третьем дивизионе первенства России), а также хавбеки Дмитрий Лазарев (13 матчей) и Оганес Акопян (12 матчей, 2 забитых мяча).
Далее
«Жуковские вести»
   20 ноября 2018
Перестройка в «Сатурне», «Метеор» пока в тумане
Подводим итоги года в региональном футболе. При этом сразу оговоримся, что они не касаются детско-юношеских команд и ветеранов. О них мы уже подробно писали, а сегодня речь пойдет о мужском футболе. Начнем, естественно, с профессионалов. После возвращения на этот уровень у «Сатурна» был отличный сезон с серебряными наградами в 2017-м. Потом случился достойный в целом год с восьмым местом, а сейчас произошел провал. Оглушительный - даже с поправкой на скромные в сравнении с большинством соперников возможности клуба. Одна победа и последнее место в турнирной таблице – почти катастрофа.
Далее
Вся пресса

Алексей Игонин: У нынешнего «Зенита» мощный потенциал

Измаил Бзаров «Спорт-Уикэнд»
Минувший сезон полузащитник «Сатурна» 30-летний Алексей Игонин может смело занести себе в актив — вокруг этого неординарного игрока строятся оборонительные построения подмосковной команды. Сегодня Алексей по праву считается одним из лидеров раменчан.

Но, оглядываясь назад, хочется вспомнить Игонина — капитана «Зенита». История его отъезда из Санкт-Петербурга вызвала в свое время немало домыслов. А ведь именно в период «капитанства» Игонина российский футбол получил в лице «Зенита» яркую, стильную, фантастическую дружину, команду, в которую невозможно было не влюбиться…
Между Раменским и Москвой — небольшой район Жулебино. Именно здесь познает столичную жизнь Алексей. По питерским меркам, это своеобразные Коломяги, где расположена знаменитая база «Зенита». Некоторые тайны своей зенитовской карьеры, спустя три года, экс-капитан питерского клуба согласился приоткрыть…

До сих пор живу в своем особенном мире
— Говоря о вас, часто применяют слово «неформатный», да и путь в большой футбол у вас оказался непрямой…
— Тренеры всегда видели у меня огромное желание играть в футбол и бороться на поле до последнего. Наверное, это было главное. Да, я был не самый одаренный парень, но многое компенсировал трудолюбием и своим отношением к делу.
— Вы не раз говорили, что самый черный день в вашей жизни — это день расставания с «Зенитом». Что вы вкладывали в слова «играть за „Зенит“, играть за Питер»?
— Играя за «Зенит», я и предположить не мог, что возможно играть где-то еще… Но так получилось, что я остался без Питера, без «Зенита»… Словами всего и не передашь… Надо было быстро подниматься, выходить на прежний уровень…
— Ваш бывший партнер по «Зениту» Александр Кержаков как-то сказал, что Питер — это город, где тянет летать… Это — город для птиц… Вы разделяете его мнение?
— Я не столь поэтичен, как Саша. Питер — слишком особенный город. Здесь, в Москве, это ощущаешь каждый день. Я ведь и до сих пор не адаптировался в столице. До сих пор живу в своем, каком-то особенном мире. Если честно, то я безумно скучаю по «Петровскому», по его неповторимой ауре… То сумасшедшее состояние единения с болельщиками, родными питерскими фанатами, незабываемо.

Интуиция Садырина и прагматизм Бышовца
— Вам посчастливилось поработать с очень яркими тренерами. Чье влияние оказалось решающим?
— Каждый тренер что-то дал мне. И Садырин, и Бышовец, и Морозов, и Петржела. Единственно, не всё из их тренерских концепций я понимал… И это непонимание, возможно, не только мое, подчас решало многое… Недолгий период времени я работал под началом Михаила Бирюкова. Уже сейчас, спустя годы, я понимаю, сколько этот человек сделал за тот недолгий период времени, когда он возглавлял «Зенит». Но игроки своим отношением не дали возможности реализоваться этому неординарному специалисту…
— Все названные вами тренеры очень не похожи друг на друга.
— У Садырина многие решения принимались на уровне интуиции. Его эмоциональность играла роль своеобразного канала передачи информации. Хотя многое из того, что он хотел до нас донести, ввиду обилия страстей мы понимали лишь на следующий день. Бышовец — прагматичный, думающий специалист, для которого методологии, научный подход были определяющими. Что же до Властимила Петржелы…
— А вот тут поподробнее, пожалуйста. Многое из ваших отношений с чешским наставником окутано тайнами и домыслами… Как вообще он дал вам понять, что вы с «Зенитом» расстаетесь?
— У Петржелы была очень интересная и удобная для него позиция общаться и комментировать свои высказывания. Любое его высказывание, встреченное непопулярно, он буквально на следующий день «разжевывал», говоря, что его неправильно поняли ввиду его недостаточного знания «количества русских слов». Иной раз он мог высказать игроку свое мнение, которое содержало в одном предложении абсолютные противоположности. Зато ему это было очень удобно — на любой негатив он всегда говорил мне одно, что, мол, я его неправильно понял. Я уверен, что это была умышленная позиция.
— Как же была поставлена точка?
— По иронии судьбы, это случилось в Раменском. После игры Петржела сказал, что мы расстаемся с Алексеем…
— Но ведь вы даже не вышли на поле в том матче!
— Да, это так…

Противоречивый Петржела
— В течение одного года Петржела выдворил из «Зенита» многих вчерашних любимцев «Петровского». Кроме вас команду вынужденно покинули Недорезов, Овсепян, Осипов, Катульский, Кондрашов, Цветков, Угаров, Филатов…
— … Люди, которые составляли своеобразный костяк «Зенита» Мутко. Но я не верю в эту версию отказа от наших услуг.
— Спустя время Петржела, устав рассказывать о причинах расставания с вышеупомянутой группой футболистов, язвительно заметил, что его решение оказалось верным, никто из этих игроков не проявил себя. Т. е. в глазах общественности он представил вас как «отработанный материал». У вас не возникло желания ответить?
— Нет. Я вас, наверное, удивлю, но Петржела во многом был прав. Во всяком случае, в тот период. Ведь нынешний «Зенит» по-настоящему начал строиться именно в ту пору, когда убрали тех людей, которые по тем или иным причинам не соответствовали целям клуба.
— При вас «Зенит» стал обладателем Кубка России, выигрывал медали первенства… А что команда выиграла после этого?
— Развитие клуба — это ведь не прямолинейный процесс.
— А что нынешний «Зенит»?
— Нынешний «Зенит» силен потенциально. Теперь уже при Адвокате, который, как я понимаю, подводит под него серьезную европейскую базу. Результат придет уже в ближайшее время — абсолютно в этом убежден.
На правах капитана
— Про вас говорят, что вы — «человек Мутко». Насколько это соответствует действительности?
— Многие говорили об этом, дабы как-то объяснить мое изгнание из «Зенита» после смены руководства, когда Давид Трактовенко сменил Виталия Леонтьевича. У меня с Мутко и до сих пор отличные отношения. Да, иногда на правах капитана я мог в личной беседе донести до Мутко чаяния ребят, попросить решить какие-то проблемы, но никогда никакого злоупотребления добрыми отношениями с ним не было.
— Но все же есть один зенитовский человек, которому вы многим обязаны…
— Да, это Александр Поваренкин. Он помог мне именно в тот период, когда я больше всего нуждался в поддержке. Сейчас уже, наверное, можно рассказать многое… Меня ведь не подпускали даже к тренировкам дубля, думая, что я начну вести какие-то закулисные игры. Со мной очень некрасиво поступили в плане зарплаты, в одностороннем порядке приняв новые условия. А Поваренкин отнесся ко мне по-человечески, решив все мои контрактные вопросы. Низкий ему поклон. А случилось это накануне моей свадьбы, переломного этапа в моей жизни.
— Женитьба для футболиста стала переломным этапом? Обычно переломный этап — это смена клуба, переезд в другой, более сильный чемпионат, вызов в сборную…
— Я мог и до сих пор быть просто футболистом и смотреть на мир сквозь розовые очки. И я благодарен судьбе, что именно в этот непростой период в моей жизни произошло особое событие. В лице своей жены Натальи я обрел свою вторую половинку. И это помогло мне стать личностью, уверенным в себе человеком.

Когда было трудно — выручил Кержаков
— Алексей, про одесский период вашей карьеры многое написано, но до перехода в «Черноморец» был очень странный эпизод, связанный с «Кубанью». Софербий Ешугов, тогдашний тренер краснодарцев, заявил, что вы не соответствуете уровню его команды… Право, что-то не сходится…
— Знаете, это очень темная история. Для всех будет лучше придерживаться официальной версии — я не подошел клубу… Если честно, я особо и не хотел переезжать в Краснодар, а Ешугов особо не горел желанием меня брать, и я рад, что в итоге все закончилось ничем.
— Вы статный, фактурный игрок. Но на протяжении всей карьеры вас преследуют травмы…
— Вот вам и последствия «неформатной» подготовки спортсмена. Сколько себя помню, всегда уговаривал врачей разрешить мне выйти с незалеченной травмой. Вперед за «Зенит», вперед за Питер!.. Молодой был, зеленый, не понимал азы становления футболиста-профессионала. В период с 16 до 19 лет, когда в подготовку футболиста перед взрослым периодом закладываются последние «кирпичики», я вообще, по разным причинам, был отлучен от футбола. Отсюда и многие мои проблемы. Эх, если бы можно было бы все вернуть!..
— Это удивительно! Обычно личности, большие спортсмены, оглядываясь назад, с гордостью, трепетом вспоминают свой путь. Ни о каком возврате назад речи не идет…
— Вернуться назад и начать все сначала — наверное, самое большое мое желание!
— Оно связано с «Зенитом»?
— Да, однозначно. Тысячу раз в голове прокручивал эпизоды своего прошлого. Что-то не так сделал, здесь недоработал, там что-то не то сказал… Тысячу раз… Знаете, моя супруга Наталья, говорит, что если бы мы встретились на пару месяцев раньше, то я бы до сих пор играл в «Зените», где был бы на ведущих ролях. Я склонен ей верить. Она, известная профессиональная модель, прекрасно разбирается в психологии, в совершенстве владеет навыками эффективных личностных технологий.
— Что же вы делали не так, на ее взгляд?
— Ты, говорит, занимаешься футболом, а что вокруг — даже не видишь… Модельный бизнес — это бесконечный мир интриг, футбольный бизнес во многом схож с ним. Некоторые футболисты того, прежнего «Зенита» «шустрили», стараясь сделать так, чтобы еще долгое время выступать в Питере.
— А по-мужски ли это?
— У каждого свои критерии. В этом мире все пытаются выжить, пробиться наверх. Но сила интриг такова, что закулисные нашептывания способны выкинуть человека из клуба, даже если он — сильный футболист.
— Изменилось ли отношение к вам, когда клуб публично объявил, что не нуждается в ваших услугах?
— Я лично ничего не заметил, а для моей супруги этот факт более чем очевиден. В то смутное для меня время я крайне нуждался в материальной помощи. Но, обратившись к ряду игроков, получил отказ. Я был шокирован… Откликнулся Саша Кержаков. Он не был мне другом, мы из разных поколений, тем не менее именно он мне помог. Очень хочу, чтобы в Испании у него все сложилось как надо.
— Позвольте в заключение рассмотреть сценарий, по которому вас приглашают в «Зенит»…
— Это маловероятно. Знаете, я рад, что нужен здесь, в Раменском. В кои-то века чувствую поддержку и знаю, что в меня верят.

10 ноября. Раменское. «Сатурн» - «Квант» - 0:0.
На фото: 10 ноября. Раменское. «Сатурн» - «Квант» - 0:0.
Все фото
Нанесение номеров, фамилий, надписей и клубной символики на спортивную форму
Футбольный клуб «Сатурн» Раменское © 1998-2018 press@saturn-fc.ru
При использовании материалов сайта ссылка на www.saturn-fc.ru обязательна