Официальный сайт - Футбольный клуб «САТУРН»
Раменское
Сайт ФК «Сатурн»    Написать нам
Межсезонье Календарь Сезон ПФЛ Кубок России Сезон ЛФЛ Кубок ЛФЛ
Войти : Регистрация

Представьтесь пожалуйста

Логин:
Пароль:
Если пароль был забыт или утерян, воспользуйтесь формой восстановления пароля.
Перейти
«Жуковские вести»
   13 ноября 2018
Что такое «не везет»
Далее
«Родник»
   7 ноября 2018
«Соколы» заклевали «инопланетян»
Визит в гости ко второй команде первенства ПФЛ группы «Центр» принес печальный для «Сатурна» результат.
Далее
Вся пресса

Баффур Гьян: Брат героя, муж принцессы

Артур Петросьян Еженедельник «Футбол»
Найти место обитания Баффура Гьяна оказалось задачей не из легких. Трех лет форварду из Ганы оказалось явно недостаточно для того, чтобы проникнуться идеями столичных градостроителей. Номера домов, корпуса, дроби — все смешалось у 26-летней грозы вратарей, а учитывая его неотвечающий телефон, интервью имело все шансы на провал. К счастью, на помощь корреспонденту еженедельника «Футбол» пришел неизменный атрибут московских двориков — бабульки у подъездов. Одна послала к другой, вторая — к третьей. И, наконец, третья, поняв, о чем идет речь, искренне воскликнула: «А, так вам наш милок нужен? Как же не знаю? Конечно, знаю! Очень хороший молодой человек. Культурный, воспитанный, всегда здоровается. Правда, вот домофоном пользоваться никак не научится. Но ничего, ничего. Я здесь все время сижу и ему дверь всегда открываю. Он у нас футболист».

«Баффур — значит помощник»

Но футболист футболисту — рознь. Баффур, несмотря на постоянные проблемы с домофоном, оказался человеком эрудированным, разносторонним. Он отлично знает историю и имеет собственное представление о каждом значимом в ней событии. С большим удовольствием рассказывает он и о своей далекой родине, удобно раскидываясь в любимом кресле и предаваясь ностальгическим воспоминаниям.

— Нелегко было привыкать к российской действительности, Баффур?
— Да я бы не сказал. Ко всему можно привыкнуть. Единственной проблемой для меня здесь поначалу была только погода. Холодно у вас, снег с неба падает… Но и к этому я уже вполне привык. Конечно, здесь не так тепло, как в Гане. Но тоже можно жить.

— С Ганой вообще связано немало любопытных фактов. Вот, например, правда, что у вас неделя начинается в субботу?
— Да, абсолютно верно. У нас считается, что именно в субботу на свет появился Господь Бог. Поэтому с этого дня и берет отсчет новая неделя.

— То есть это рабочий день?
— Точно. А выходной у нас только один — в воскресенье. Но это у обычных людей. Государственные учреждения по субботам тоже отдыхают.

— И дети в Гане на самом деле получают имена в зависимости от своего дня рождения?
— Почти всегда. В основном это принято у людей племени акан, к которому я также принадлежу. Например, родившиеся в субботу у нас зовутся Кваме, в среду — Кваку, в пятницу — Кофи. То есть Кофи Аннан (бывший генсек ООН. — Ред.), получается, родился именно в пятницу.

— А Баффур тогда что означает?
— «Помощник». Родители решили назвать меня именно так. И имя моего брата Асамоа (нападающий итальянского «Удинезе». — Ред.) тоже ни с каким днем недели не ассоциируется. Оно означает «герой».

— А ваш родной город назван в честь муравьев…
— (Улыбается.) Да, действительно. Аккра, нынешняя столица страны, основана людьми из племени га в XVI веке. И назвать ее решили Нкран, что в переводе означает «муравьи». Просто их в наших краях очень много, и они гигантских размеров (Баффур отмерил максимально возможное расстояние с помощью большого и указательного пальцев правой руки. — Ред.).

— В общем, ящерицам у вас там есть чем заняться.
— (Смеется.) Да уж, и их у нас тоже хватает.

— Может быть, есть что-то еще интересное, касающееся вашей родины, что мы еще не затронули?
— Вообще племя акан всегда было одним из самых влиятельных в Африке. Где-то в XIII веке оно образовало мощное королевство Ашанти. Позже наши люди стали добывать золото и увеличивать свою мощь. Немногие государства могли противостоять европейским колонизаторам, но Ашанти выдержало четыре войны с Великобританией и только в пятой потерпело поражение. Это было в 1900 году, тогда же британцы переименовали наше королевство в Золотой Берег.

— А какова судьба королевского рода?
— Я женат на наследнице престола… Ее так и зовут — Принцесса.


«Любить всех и верить в Бога»

Несмотря на редкую любовь к родине и гордость за нее, Баффур хотел развиваться как футболист и понимал, что для этого Гану придется покинуть. Он воспользовался первой же возможностью перебраться в Старый Свет и оказался в Греции. Затем в его карьере была Чехия и, наконец, Россия. И именно здесь он столкнулся с проблемами, которые раньше ему ощущать на себе никогда не приходилось.

— С детства мечтали стать футболистом?
— Да, хотя в семье все были против. Моя мама руководила школой и хотела, чтобы я учился и потом занялся чем-нибудь серьезным. Но я выбрал футбол.

— Амплуа нападающего сами выбрали?
— Я всегда рвался вперед. Бился, сражался на поле, никогда не сдавался, бил по воротам. Может, поэтому меня на родине прозвали Воином.

— Одна из ваших татуировок как раз свидетельствует об этом?
— Да, вот пантера — настоящий хищник, настоящий воин, как я. На другой татуировке нарисован мой третий глаз… А на правой руке — Христос, которому я всегда верен.

— В Гане существует проблема с наркотиками. А футболисты, наверное, нередко употребляют допинг?
— У нас никто даже не знает, что это вообще такое. Никаких препаратов никто не принимает. Когда я переехал в Европу и меня заставили сдавать анализы, я не мог понять, для чего все это делается.

— Как, кстати, впервые представилась возможность отправиться в Европу?
— Мне лет 17 тогда было. Я играл за местную команду «Либерти Профешиналз», и на один из матчей приехали селекционеры из Греции. За нас тогда играли несколько игроков национальной сборной, но приглянулся им именно я. Они тут же сделали мне предложение перейти в клуб «Каламата», и я, особо не думая, ответил согласием. Подумал, что это мой шанс. Но там я недолго оставался. Отыграл два сезона, и в клубе начались проблемы, перешел в другой — та же история. К счастью, в то время проходил турнир молодежных сборных в Тулоне, и меня приметили представители одного чешского клуба.

— В либерецком «Словане» вы как раз пересеклись с Властимилом Петржелой…
— Да, но я толком под его началом не поиграл. Он перешел в другую команду вскоре после моего перехода.

— Через несколько лет Петржела очень хотел видеть вас в «Зените», но переход не состоялся.
— Мне тогда сказали, что я не набрал нужной формы, для того чтобы играть за «Зенит»…

— В прессе чех сказал совсем другое. Мол, руководители клуба запретили ему подписывать контракт с темнокожим футболистом.
— Да, я что-то слышал об этом. Это, конечно, ужасно. И противно. Я часто задаю себе вопрос: что нужно этим людям, почему для них имеет значение цвет кожи другого человека? Мне это трудно понять.

— На футбольном поле у вас было, по крайней мере, два неприятных инцидента на этой почве.
— Ну, со спартаковскими фанатами все было более или менее понятно. Они улюлюкали в те моменты, когда я владел мячом. И я хоть человек и уравновешенный, но тогда не выдержал, забили гол, и…

— …вы показали спартаковцам счет матча с помощью двух средних пальцев.
— (Смеется.) Да, да, именно счет я имел в виду и ничего более. А второй инцидент случился в матче с «Ростовом». Доценко назвал меня обезьяной, а я после игры дал ему в лицо.

— За что вскоре понесли существенное наказание…
— Да, меня дисквалифицировали на десять матчей. Но в то же время ни Доценко, ни «Спартак» со своими фанатами никакого наказания не понесли, хотя всем было понятно, что провокация с их стороны была очевидной. Все это, конечно, ненормально. Здесь все кругом говорят о том, что надо бороться с расизмом, но никто ничего для этого не делает. Отсюда и все проблемы.

— И как эти проблемы разрешить?
— Нужно прежде всего любить друг друга. Любить всех, как самого себя. Желать другому только добра. И верить в Бога.


«Вайсс — отличный психолог»

Человеческие отношения для Гьяна играют важную, если не определяющую, роль. Видимо, поэтому во время воспоминаний о трех годах в московском «Динамо» на его лице появляется заметная грусть. Баффуру важно ощущать поддержку партнеров по команде, которые непременно должны одновременно являться и друзьями, тренера, чье отношение к своим подопечным также имеет немалое значение. Этого всего у форварда не было в «Динамо», но это то, что он приобрел, перейдя в «Сатурн».

— В России вашим первым клубом стало «Динамо».
— Да, отыграв в «Словане» три с половиной сезона, переехал в Москву. В «Динамо» было нелегко. В клубе были явные проблемы в коллективе, а с приездом большого количества иностранцев все только усугубилось. Команда должна быть единой, но «Динамо» состояло как бы из нескольких компаний. Португальцы общались друг с другом, русские — друг с другом, остальные — сами по себе. Конечно, эта команда и на поле не чувствовала себя единым коллективом. А ведь в футболе это очень важно. Если игроки дружат вне поля, у них будет лучше взаимодействие и во время матчей.

— В «Сатурне» тоже собрано немало легионеров. Ситуация там выглядит иначе?
— Здесь она полностью противоположная. Мы все — одна большая семья, каждый — друг каждого, все обо всех заботятся. Конечно, большая заслуга в этом тренера. Вайсс — настоящий профессионал и отличный психолог. Во-первых, к каждому игроку у него свой подход. Он знает, что нужно говорить футболисту и как донести до него свои мысли. Ну и, кроме того, он создает неповторимую атмосферу в команде, чтобы все чувствовали себя в ней хорошо. Много шутит и в то же время строго следит за дисциплиной. В общем, все, из чего должен состоять арсенал настоящего тренера, в арсенале Вайсса имеется.

— А давление со стороны руководства, требующего результат, на нем как-то сказывается?
— Конечно, работать под прессом тяжелее. Но он понимает, что это никак не должно сказываться на его отношениях с игроками. Поэтому с нами он остается таким же, как всегда.

— Шестнадцать ничьих в тридцати играх прошлого сезона. Как вы так умудрились?
— (Смеется.) Да, забавно получилось. В футболе такое случается, в этом ничего удивительного нет. В нынешнем году их должно быть меньше, а побед больше. Наша цель — первая пятерка, и мы, я уверен, поставленную задачу выполним.

— В Гане болельщики называют вас одним из лучших футболистов страны в игре на «втором этаже» и чуть ли не самым быстрым игроком, но в то же время считают вас «убийцей голевых моментов».
— Не соглашусь с ними. Просто, когда я играю за Гану, меня используют не на моей позиции. Я нападающий, на меня возлагают функции то плеймейкера, то правого, то левого полузащитника. И неудивительно, что мне в таком случае тяжелее и просто играть, и голы забивать.


«В моих командах Вуду нет»

Семья для Гьяна намного важнее футбола. Во многом поэтому своему брату, перед которым замаячили высоты английской премьер-лиги, он посоветовал повременить с ней и отправиться в Москву. Баффур сильно тоскует по брату, и ему очень хотелось бы сыграть с Асамоа в одной команде. И, даже если эту мечту не получится осуществить на футбольном поле, на помощь придет любимая видеоигра, в которой два брата, взяв в руки джойстики, выйдут на поле в футболках одинакового цвета.

— Не секрет, что сразу несколько российских клубов этой зимой пытались приобрести права на вашего младшего брата — Асамоа.
— Я был очень счастлив, когда узнал об этом. Асамоа звонил мне, задавал разные вопросы про Россию. Как здесь дела с погодой, какого цвета снег (улыбается), насколько безопасно жить. Я ему и рассказал, что все тут хорошо, и попытался уговорить его согласиться на переезд. Ведь это так здорово, когда два брата воссоединяются вдали от родины.

— А тот факт, что ему сейчас 21 год, он один из лидеров сборной Ганы и один из лучших форвардов в Италии, не говорит о том, что переехать, скажем, в Англию, где в его услугах также заинтересованы, было бы целесообразнее? Рафа Бенитес, например, хотел недавно видеть его в «Ливерпуле»…
— (После паузы.) Может быть, но еще не вечер. В России тоже неплохо играют в футбол. Можно поиграть здесь года три, а потом посмотреть, есть ли в тебе заинтересованность на Западе. К тому же Асамоа очень хотят здесь видеть. Да и все-таки я по нему очень скучаю, и он по мне. Так что лучше уж жить и играть в одной стране. Вот на шее у меня висит кулон с «девяткой», подаренный Асамоа. Это его номер в сборной Ганы. А я ему подарил свою «трешку».

— Если его все-таки отпустит президент «Удинезе», то больше всего шансов у него оказаться в «Локомотиве»?
— Да, в таком случае он, скорее всего, перейдет в «Локо». Но в футболе возможно все, так что не удивлюсь, если он окажется в «Сатурне», чего мне бы очень хотелось.

— Это правда, что у Асамоа есть прозвище Chef (Босс. — Ред.)?
— (Смеется.) Да, Baby Chef (маленький Босс. — Ред.). Но я зову его просто Baby.

— В «Сатурне» у вас есть лучший друг?
— Вообще я стараюсь дружить со всеми. Но лучший друг, наверное, Еременко. Мы с ним проводим больше всего времени вместе. В рестораны ходим, в клубы. Кстати, у Алексея также есть брат, который играет в Италии. И он лучший друг моего брата.

— Многие футболисты помимо своей основной работы имеют какой-то бизнес. Кто-то владеет ресторанами, кто-то занимается недвижимостью. У вас тоже что-то есть?
— Скоро будет. В июле открывается моя дискотека в Аккре.

— А почему именно дискотека?
— (Смеется.) Не знаю. Наверное, потому, что я танцевать люблю. Я и в Москве стараюсь ходить в клубы по возможности. Иногда мы гуляем всей командой. И Вайсс, кстати, с нами заодно. Это как раз то, что я имел в виду, называя его настоящим профессионалом. А еще я люблю петь караоке.

— Айзек Окоронкво из ФК «Москва» признался, что, даже если захочет, не сможет сосчитать всех своих братьев и сестер. Вы можете?
— (Смеется.) Нет, конечно. Их правда слишком много. Иногда приезжаешь в какой-нибудь город, а тебя там кузен встречает, о котором ты до сих пор ничего не знал.

— Вижу, у вас тут игровая приставка имеется. В футбол играете?
— (Смеется.) Конечно. Pro Evolution Soccer! Fifa — это для детей, а здесь все по-серьезному. Играю за «Арсенал» на самом высоком уровне сложности и никак не могу выиграть премьер-лигу, не говоря уже о Лиге чемпионов. Но я стараюсь. «Арсенал» — это моя любимая команда в Англии, а Тьерри Анри — любимый игрок.

— И кино, наверное, много смотрите?
— Да, я люблю фильмы про мафию, ограбление банков и все такое. Сейчас хочу посмотреть «Казино Ройял», все хвалят…

— Любимая книга?
— Библия. Я ее читаю каждый день. Примерно полчаса утром, когда просыпаюсь, и столько же перед сном.

— Сейчас становится модным использовать магию в футболе. Как вы к этому относитесь, учитывая вашу религиозность?
— Я к этому стараюсь не прикасаться, но о том, что это существует, прекрасно знаю. Про шамана в ФК «Москва» слышал, в «Шальке», мне рассказывали, тоже всей командой к колдуну какому-то пошли перед началом сезона… Любопытно, что и те, и другие сейчас — на первом месте в своих чемпионатах. Может, если они настолько серьезно в это верят, им помогает. Хотя сезон еще не закончен…

— И в Гане вы с этим сталкивались?
— В моей команде ничего такого не было. У нас был священник, с которым мы молились перед играми и ходили в церковь перед особо важными матчами. Мы — христиане и верим в Христа, а не в колдунов. Хотя в целом это, конечно, к сожалению, встречается. В Гане, может быть, реже, чем в соседних странах. В Бенине, например, многие до сих пор поклоняются Вуду, но у нас это тоже имеется. Если, например, у кого-то что-то украли, пострадавший идет к колдуну, тот читает заклинание, и через некоторое время вор погибает…

— Месть?
— Да, но это все ерунда. Это ведь не вечно. А Бог вечен. И в конечном итоге добро все равно победит зло.

10 ноября. Раменское. «Сатурн» - «Квант» - 0:0.
На фото: 10 ноября. Раменское. «Сатурн» - «Квант» - 0:0.
Все фото
Нанесение номеров, фамилий, надписей и клубной символики на спортивную форму
Футбольный клуб «Сатурн» Раменское © 1998-2018 press@saturn-fc.ru
При использовании материалов сайта ссылка на www.saturn-fc.ru обязательна